Печать
В закладки
Сохранить
Наверх
Вниз

Технологии противоправных поглощений российских предприятий

Александр Богатиков, исполнительный директорконсультационно-аналитического центра Факультетаэкономики недвижимости Российской академиинародного хозяйства и государственной службыпри Президенте РФ, д-р экон. наук, профессор Владислав Грачев, генеральный директор ООО "Институтанализа корпоративной безопасности",канд. экон. наук, доцент

Схемы рейдерских захватов, в основе которых лежит проблема задолженности предприятия, становятся особенно продуктивными во времена финансово-экономических кризисов. В предыдущих публикациях ("ГБ", № 20 и № 25) мы рассказали, как виртуозно агрессор использует кредиторскую задолженность и залог для осуществления своих планов. Но на случай, когда предприятие становится должником государства, в арсенале рейдеров находится особая схема, для реализации которой они в собственных интересах задействуют государственную машину.

 
Приведенная схема представляет собой яркий пример использования механизмов принуждения государства в частных интересах. С ее помощью агрессор может использовать в своих интересах финансовый кризис предприятия, формально не нарушая законодательство. При этом видимая часть активной деятельности может представляться как самостоятельная работа государственного органа по принудительному погашению кредиторской задолженности перед бюджетом.
Помимо этого, представленная схема позволяет вводить в игру по поглощению предприятия кредиторскую задолженность, продажа которой запрещена законом. В результате реализации этой схемы агрессор может использовать повышенные права государственных органов по взысканию кредиторской задолженности или же выкупить ее и использовать в дальнейшем самостоятельно.
Коррупционный сговор
Для реализации этой схемы агрессор должен вступить в тайный коррупционный сговор с сотрудниками того ведомства, в полномочиях которого оказалась крупная или средняя кредиторская задолженность предприятия, способная вызвать "перекос" в финансовом положении предприятия.
Такими ведомствами могут оказаться любые ведомства, в отношении которых предприятие должно осуществлять отчисления. Например, фонд государственного пенсионного страхования или фонд обязательного социального страхования, если они обладают правами кредитора в отношении предприятия, могут в различных вариациях участвовать в реализации таких схем. Однако чаще всего ведомством давления избирается федеральная налоговая служба, правакоторой четко прописаны в Налоговом кодексе РФ (далее – НК РФ), при этом в отношенииэкономической деятельности предприятия они достаточно широки.
Так, получив информацию о финансовой неустойчивости, в т.ч. временной или сезонной, агрессор ищет возможность вступить в коррупционный сговор с сотрудниками налоговой инспекции, желательно на уровне начальника.
Одновременно с этим он начинает консолидировать иную кредиторскую задолженность компании-цели, отдавая предпочтение просроченной и подтвержденной судебными актами. Получая кредиторскую задолженность с дисконтом, агрессор может дешево приобрести пакет, позволяющий оказывать серьезное давление на предприятие в удобный момент.
Для усиления эффекта атаки агрессор может пойти на меры по предотвращению непредвиденного кредитования предприятия. Этому поможет информация о партнерах компании, собранная заранее. Вступив в сговор с руководством компаний-партнеров (которые могут кредитовать предприятие), агрессор может добиться лишения компании-объекта возможности оперативно найти средства на погашение любой крупной кредиторской задолженности.
Момент атаки на предприятие агрессор определяет исходя из индивидуальных особенностей работы предприятия. Например, атаке может предшествовать необходимость срочного погашения части долга, выставленного агрессором, что вызывает просрочку в оплате платежей в бюджет. Также может быть использована уже существующая задолженность по оплате бюджетных платежей.
Иными словами, моментом атаки выбирают период возникновения просроченной задолженности по платежам в бюджет.
Тяжелая "артиллерия"
После возникновения оснований для применения механизмов принуждения в дело вступает государственный аппарат.
Так, налоговая инспекция может применить свое право на приостановление операций по счетам в банке (ст. 76 НК РФ). На основании этой статьи приостановление операций по счету означает прекращение банком всех расходных операций по данному счету (налагается по решению руководителя налогового органа, принимаемому по факту неоплаты требования об уплате налога). Решение в безакцептном порядке исполняет банк, не учитывая факт воли или мнение должника, равно как его обещания быстро оплатить образовавшуюся задолженность.
Этот шаг приводит к невозможности предприятия оплачивать материалы, сырье, заказывать услуги или нести иные производственные расходы. Без возможности оплачивать свои обязательства предприятие неизбежно столкнется с тем, что его контрагенты перестанут поставлять предприятию сырье и материалы, приостановятся предоставление коммунальных услуг и энергоснабжение, другими словами, лишение предприятия финансовых ресурсов безусловно способствует остановке деятельности. В некоторых случаях даже кратковременное блокирование финансовых средств приводит к стагнации.
Налоговая задолженность имеет свойство расти, а блокировка работы предприятия неизбежно ведет его к росту не только бюджетной, но и коммерческой задолженности, увеличиваемой в т.ч. за счет применения штрафов и пеней за неисполнение обязательств.
У налоговой службы неизбежно возникнут основания ареста имущества (ст. 77 НК РФ), что она не замедлит сделать. Согласно российскому законодательству при аресте имущества руководитель налогового органа или его заместитель самостоятельно определяют место, где оно должно храниться (п. 11 ст. 77 НК РФ). А это означает, что к хранению арестованного имущества может быть привлечен ответственный хранитель. Таким образом, предприятию может быть ограничена возможность пользоваться имуществом, арестованным налоговым органом, и под это ограничение могут попасть средства производства, что в свою очередь также может привести к временной остановке производства.
В дальнейшем налоговая служба может обратить взыскание на арестованное имущество и денежные средства предприятия (пп. 7, 8 ст. 46, ст. 47 НК РФ) и в зависимости от его размера решать вопрос об инициировании процедуры банкротства. В ходе исполнения решения о взыскании задолженности арест на имущество предприятия и его денежные активы наложит уже другая государственная структура – служба судебных приставов, действующая в соответствии с другим законодательством – Федеральным законом "Об исполнительном производстве" (далее – Закон).
Если стоимость арестовываемого имущества не покроет сумм задолженности и судебных расходов, арест будет наложен в рамках исполнительного производства на имущество, непосредственно участвующее в производстве (п. 1 ст. 95 Закона), т.е. на объекты недвижимого имущества производственного назначения, сырье и материалы, станки, оборудование и другие основные средства, в т.ч. ценные бумаги, составляющие инвестиционные резервы инвестиционного фонда. Без этого имущества, как правило, предприятие не способно осуществлять производственную деятельность.
В данном случае пристав обязан отправить копии постановления и акта о наложении ареста, а также сведения о размере требований взыскателей в налоговый орган для решения последним вопроса об осуществлении или отказе в осуществлении действий по возбуждению в арбитражном суде производства по делу о несостоятельности (банкротстве).
Налоговый орган может принять решение об осуществлении действий, связанных с возбуждением дела о банкротстве предприятия – должника.
В представленных условиях агрессор, заинтересованный в поглощении предприятия, скупивший права требования по иной кредиторской задолженности предприятия, может усилить давление на него, например:
– судебными тяжбами о взыскании кредиторской задолженности. В рамках таких процессов агрессор, как правило, помимо основных требований ходатайствует о применении таких мер обеспечения иска, как арест имущества и денежных средств компании-объекта;
– инициированием заказных проверок иными ведомствами, возбуждением заказных уголовных дел по реальным или сфальсифицированным основаниям, в ходе которых также могут быть наложены аресты на денежные счета и имущество компании-объекта;
– арестом руководителей компании.
Кроме того, в удобный момент агрессор может выставить к взысканию значительную часть накопленной кредиторской задолженности и также инициировать процедуру банкротства.
Все под контролем
Инициированная процедура банкротства является основанием для ограничения полномочий всех органов управления предприятия и перехода этих полномочий в руки внешнего управляющего. Агрессор (если он обладает крупным пакетом кредиторской задолженности) может влиять на процесс его выбора, а также вступить в сговор с управляющим. Внешний управляющий может заключить ряд кабальных сделок с представителями агрессора, арестовывать имущество и снимать аресты, иными способами способствовать дальнейшему разорению предприятия и установлению над ним контроля.
В ситуации, когда в отношении предприятия введена такая процедура банкротства, как внешнее управление, агрессор может получить несколько вариантов желаемого результата:
1) агрессор может воспользоваться правами, предусмотренными ст. 71.1, 85.1, 112.1, 113, 129.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и самостоятельно погасить кредиторскую задолженность предприятия, получив при этом права кредитора по погашенной задолженности по отношению к предприятию. В результате агрессор получит возможность использовать всю массу задолженности, включая задолженность перед бюджетом.
В дальнейшем эта задолженность поможет агрессору вновь реализовать схему давления через вновь образовавшуюся задолженность, но с использованием более крупной сопутствующей кредиторской задолженности либо поглотить предприятие по иной схеме, например с помощью накопленной кредиторской задолженности;
2) агрессор, используя аргумент возможного банкротства и дальнейшего давления на руководство и собственников, принуждает последних заключить сделку с ним на выгодных длянего условиях.
 
Такой сделкой могут быть покупка управляющих пакетов акций, или сделка купли-продажи недвижимого имущества предприятия по низкой цене, или иные формы сделок на кабальных условиях, при помощи которых агрессор может добиться дальнейшего поглощения бизнеса;
3) агрессор может вывести имущество или часть имущества предприятия из его собственности через конкурсное производство. Если агрессор войдет в сговор с арбитражным управляющим и организатором торгов, то он обеспечит себе колоссальный коммерческий успех от такой сделки.
В реализации подобных схем агрессор предпочитает оставлять контроль за собой, в связи с чем он стремится обладать контрольной долей от общей массы кредиторской задолженности. Это гарантирует ему защиту от провала на случай, если поглощение не удастся, поскольку неудавшееся поглощение поданной схеме предполагает погашение кредиторской задолженности, а следовательно, восполнение ресурсов, затраченных агрессором на поглощение.
В результате реализации схемы агрессор получает или сам бизнес, или все имущество предприятия, которое в дальнейшем может быть перепродано на одного или группу "добросовестных приобретателей", что еще больше обезопасит применение схемы.
Реализация любого направления действий  может привести агрессора к желаемому результату – захвату бизнеса или его активов.
 

Уважаемый коллега!

Данный нормативный документ
доступен подписчикам комплекта
"Эталон Главный Бухгалтер"
на сайте etalonline.by

У меня уже есть подписка!

Подпишитесь на комплект
"ЭТАЛОН Главный Бухгалтер"
и получите доступ
ко всем материалам GB.BY
и etalonline.by

Подписаться на комплект
"ЭТАЛОН Главный Бухгалтер"

Уважаемый коллега!

Полноценное использование
нормативно-правовой базы
"Эталон Онлайн"
доступно подписчикам комплекта
"Эталон Главный Бухгалтер"

У меня уже есть подписка!

Подпишитесь на комплект
"ЭТАЛОН Главный Бухгалтер"
и получите доступ
ко всем материалам GB.BY
и etalonline.by

Подписаться на комплект
"ЭТАЛОН Главный Бухгалтер"

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.