Печать
В закладки
Сохранить
Наверх
Вниз

Перевозчика наказывают лишь тогда, когда он признан виновным

Анастасия Доротко, юрист

Вступление Республики Беларусь в Таможенный союз положительно сказывается не только на цифрах в экономике, но и на изменении судебной практики. Приведение к "единому знаменателю" таможенных правил в странах – участницах Таможенного союза позволило реализовать отдельные статьи и принципы административного права. Если ранее такое понятие, как вина, в административном процессе являлось чисто номинальным, то уже в настоящее время судебная практика не игнорирует эти нормы, учитывая их при вынесении решения. В нижеприведенном материале автор описывает историю одного судебного спора, на примере которого четко прослеживается позиция Верховного Суда: нет вины – нет состава административного правонарушения.

ФАБУЛА ДЕЛА
Перевозчик – резидент РБ в пограничном пункте таможенного оформления Республики Беларусь (далее – ППТО) для получения разрешения на таможенный транзит предъявил транспортные и коммерческие документы, согласно которым в 2 транспортных средствах перемещался товар – станок в разобранном виде. В ППТО был произведен таможенный контроль с составлением актов таможенного осмотра. По его результатам предположительно был выявлен товар (заливочный раствор), не заявленный в товаросопроводительных документах. По требованию должностного лица ППТО грузоотправитель представил документы, содержащие разъяснения и включающие описание перевозимого товара и его количественные характеристики. В том числе было указано, что грузовые места – деревянные ящики помимо составных частей станка содержат и заливочный раствор для его крепления. Все содержимое являлось неотъемлемой частью поставляемой производственной линии, без которой станок не может функционировать. Грузоотправитель подтвердил, что в процессе подготовки транспортных документов им не была указана информация о заливочном растворе. Позже таможенный орган составил протоколы изъятия вещей и документов и протоколы об административных правонарушениях, согласно которым перевозчик нарушил ст. 159, 176 Таможенного кодекса Таможенного союза. Ответственность за их несоблюдение предусмотрена ч. 6 ст. 14.1 "Незаконное перемещение товаров через таможенную границу Республики Беларусь" Кодекса РБ об административных правонарушениях (далее – КоАП).
В основу составления протоколов об административных таможенных правонарушениях был положен факт превышения весовых характеристик.
РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ
Позиция перевозчика
Перевозчик не признавал факта нарушения таможенного законодательства, а соответственно и вины в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 6 ст. 14.1 КоАП, исходя из нижеследующего.
По общему правилу обстоятельством, исключающим административный процесс, выступает недоказанность виновности лица, в отношении которого ведется административный процесс, в совершении административного правонарушения (ст. 9.6 Процессуально-исполнительного кодекса РБ об административных правонарушениях (далее – ПИКоАП)).
Как известно, при приеме к автомобильной перевозке груза перевозчик обязан проверить правильность оформления транспортных документов, внешнее состояние груза, его упаковку и количество. Это было сделано представителями перевозчика.
Данные сопроводительных документов на груз полностью соответствовали информации, указанной в заказах на перевозку. Количество груза, погруженного в транспортные средства, и его маркировка совпадали. Оснований для отказа в принятии груза к перевозке не было. Доступ непосредственно к грузу (станку), расположенному внутри ящиков, не был возможен без нарушения целостности упаковки (деревянных ящиков). Ящики были заколочены.
По мнению перевозчика, эти обстоятельства свидетельствуют о том, что при приемке груза к перевозке представители перевозчика надлежаще выполнили предписания ст. 8 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (далее – КДПГ), проверив:
а) точность записей, сделанных в накладной относительно числа грузовых мест, а также их маркировки и номеров;
б) внешнее состояние груза и его упаковки.
Каких-либо дополнительных указаний на предмет проверки содержимого грузовых мест либо количества груза, как того требует ч. 3 ст. 8 КДПГ, от грузоотправителя не поступило, в связи с чем у перевозчика не было необходимости вскрывать деревянные ящики для проверки их содержимого.
КДПГ предусматривает исчерпывающий перечень сведений, которые перевозчик обязан проверить. Вес брутто и наименование товара (содержимое грузовых мест) не отнесены к сведениям, проверка точности которых входит в обязанность перевозчика, если того не требует грузоотправитель. Вскрытие перевозчиком упаковки для целей таможенного регулирования также не предусмотрено ни внутренним законодательством РБ, ни другими международными соглашениями.
Ответственность за достоверность данных в сопроводительных документах несет отправитель груза (ст. 11 КДПГ).
Факт превышения весовых характеристик никак не закреплен в документах, на основании которых работниками таможенного органа сделан вывод о нарушении в отношении превышения весовых характеристик. Взвешивание груза (товара) не производилось.
Перевозчик считал, что при производстве по делу его вина в совершении административного правонарушения таможенным органом не установлена, поскольку отсутствуют доказательства причастности перевозчика к сокрытию незаконно ввезенного товара, и поэтому основания для составления протоколов отсутствуют (ст. 2.1, 3.5 КоАП).
Позиция таможенного органа
Таможенный орган пришел к выводу о наличии в действиях привлекаемого лица состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 6 ст. 14.1 КоАП, руководствуясь следующим. Перевозчик и его должностные лица приняли груз к перевозке по документам, которые носили противоречивый характер (по количеству мест), фактически перемещаемый груз существенно превышал весовой показатель по сравнению с информацией, указанной в товаросопроводительных документах.
Представитель таможенного органа в подтверждение своей позиции ссылается на документ, имеющий наименование "Перечень грузовых мест", который представляет собой инвойс (счет-фактуру) и является таможенным документом. Из него следует, что перевозилось 10 грузовых мест, а не 3, как утверждает перевозчик и указано в CMR-накладных и иных документах.
Выводы суда
Суд, исследовав собранные по делу доказательства и дав им правовую оценку, установил, что виновность перевозчика с достоверностью установлена.
В CMR-накладных и упаковочных листах (судом определен документ "Перечень грузовых мест"), которые, равно как и накладные, относятся к документам, необходимым для таможенного оформления, содержалась противоречивая информация относительно количества грузовых мест. Следовательно, перевозчик не выполнил в полной мере обязанности, предусмотренные ст. 8 КДПГ, и принял груз к перевозке, не убедившись в наличии достоверной информации о количестве принятых им грузовых мест.
Суд признал перевозчика виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 6 ст. 14.1 КоАП.
РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА В СУДЕ КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ
Позиция заявителя (перевозчика)
Перевозчик в кассационной жалобе указывает, что постановление суда первой инстанции в соответствии с ч. 1 ст. 12.14-1 ПИКоАП должно подлежать отмене по следующим основаниям.
По мнению перевозчика:
– судом не оценено, насколько положения КДПГ предоставляли ему возможность соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена ответственность по ч. 6 ст. 14.1 КоАП. Не определена мера возможного и должного поведения перевозчика с учетом тех полномочий, которые предоставлены ему международными соглашениями;
– ошибочен вывод суда о том, что документ "Перечень грузовых мест" в части информации о количестве грузовых мест не совпадет с данными о количестве грузовых мест, заявленными в CMR-накладных (в "Перечне" – 10 грузовых мест, а в CMR-накладных – 3 места);
– не учтена информация, содержащаяся в транзитных декларациях, оформленных таможенным органом. В обоих документах в гр. 6 (графа предназначена для указания общего количества грузовых мест, содержащих заявленные в документе товары) указано, что грузовых мест всего три.
Выводы суда кассационной инстанции
Кассационная инстанция не усмотрела оснований для отмены постановления суда первой инстанции. Она сочла, что обстоятельства дела в судебном заседании исследованы полностью, всесторонне и объективно, а выводы судьи о виновности перевозчика в совершении правонарушения, за которое он привлечен к административной ответственности, установлены исследованными и оцененными судом доказательствами.
Доводы перевозчика о том, что ему не было известно о нахождении в ящиках заливочного раствора, по мнению суда, несостоятельны, поскольку расхождение массы товара, указанной в товаросопроводительных документах, с фактической массой является существенным.
Судья кассационной инстанции вынес постановление без указания на мотивы, по которым доводы жалобы признаны неправильными или не являющимися основанием к отмене или изменению решения, со ссылкой на закон, которым он руководствовался. В тексте постановления отсутствуют ссылки на транспортное, таможенное законодательство, которое было нарушено.
Кассационная жалоба была оставлена без удовлетворения.
Позиция председателя суда кассационной инстанции
Перевозчик, не соглашаясь с судебными актами, подал следующую жалобу. Жалоба также оставлена без удовлетворения. При ее рассмотрении председатель суда кассационной инстанции указывает на то, что суды первой и второй инстанций аргументировали свои решения с указанием норм законодательства и конкретных фактических обстоятельств дела.
РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА В СУДЕ НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ
Позиция заявителя
Перевозчик не мог согласиться с тем, что его считают виновным, и продолжал оспаривать судебные акты, ссылаясь на то, что должностные лица судов первой и второй инстанций не указали, в чем конкретно выразилось административное правонарушение и какие именно действия лица, в отношении которого ведется административный процесс, были неправомерными.
В протоколах об административных правонарушениях было указано, что "…перевозчик представил сотрудникам Таможенного органа коммерческие и товаросопроводительные документы, содержащие недостоверные сведения о наименовании и весовых параметрах груза". Из постановления суда первой инстанции видно, что суд приходит к следующему выводу: "…Перевозчик не выполнил в полной мере обязанностей, предусмотренных ст. 8 КДПГ, и принял груз к перевозке, не убедившись в наличии достоверной информации о количестве принятых им грузовых мест" (аналогичный вывод сделан председателем суда кассационной инстанции). В постановлении суда второй инстанции речь идет о "…расхождении массы товара, указанной в документах, с фактической массой…".
Перевозчик полагал, что в данном случае административное правонарушение отсутствует, а факт совершения проступка не подтвержден, так как должностными лицами и судьями не установлены конкретные признаки правонарушения, о чем свидетельствуют вышеуказанные разночтения.
Выводы суда надзорной инстанции
Суд надзорной инстанции отменил предыдущие постановления с направлением дела на новое рассмотрение, руководствуясь следующим.
Представление таможенному органу для получения разрешения на таможенный транзит или на убытие товаров с таможенной территории в отношении товаров, перемещаемых транзитом через таможенную территорию Республики Беларусь, документов, содержащих недостоверные сведения о наименовании товаров, их количестве, числе грузовых мест, весе брутто товаров, образует состав правонарушения только в том случае, если эти недостоверные сведения дают основания для неприменения запретов и ограничений на ввоз в Республику Беларусь и (или) вывоз из Республики Беларусь товаров по основаниям неэкономического характера либо для освобождения от уплаты таможенных платежей или занижения размера таможенных платежей, подлежащих уплате в случае выдачи без разрешения таможенного органа, утраты или недоставки в определенное таможенным органом место товаров, находящихся под таможенным контролем (ч. 6 ст. 14.1 КоАП).
Данное утверждение ни таможенным органом при подготовке дела к рассмотрению, ни судом при рассмотрении дела не учтено.
Принимая решение о составлении протоколов об административных правонарушениях, таможенный орган исходил из того, что недостоверные сведения в представленных ему документах давали основания одновременно для освобождения от уплаты таможенных платежей и для занижения их размера.
Однако такой вывод является неконкретным. Расчет указанных платежей таможенный орган не производил и размер их в протоколах об административных правонарушениях не указан.
Судом возможность наступления каких-либо неблагоприятных последствий относительно порядка таможенного регулирования вообще не определена. В постановлении по делу воспроизведена лишь диспозиция ч. 6 ст. 14.1 КоАП.
Кроме того, по делу не проверены надлежащим образом доводы привлекаемых к ответственности лиц о добросовестном выполнении ими своих обязанностей по международной перевозке товара и невиновности в совершении правонарушения. Соответственно указанным доводам не дана надлежащая оценка.
При таких обстоятельствах постановления не могут быть признаны законными и обоснованными.
ПЕРЕСМОТР ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПО ДЕЛУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ
Постановление суда
При повторном рассмотрении дела суд, исследовав собранные по делу доказательства и дав им правовую оценку, не нашел относимых, допустимых и достоверных доказательств, подтверждающих в своей совокупности виновность перевозчика в совершении инкриминируемого ему правонарушения. Ведь лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина (ст. 2.1, ч. 2 ст. 3.1, ст. 3.5 КоАП).
Исходя из представленных материалов суд заключил, что при приемке груза к перевозке представители перевозчика надлежаще выполнили предписания ст. 8 КДПГ.
Анализ документов, имеющихся в материалах дела, позволил суду считать, что возможность наступления каких-либо неблагоприятных последствий относительно порядка таможенного регулирования не установлена и носит предположительный характер.
При таких обстоятельствах в действиях перевозчика отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 6 ст. 14.1 КоАП, поэтому производство по делу подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 9.6 ПИКоАП.
 

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.