Печать
В закладки
Сохранить
Наверх
Вниз

Налоговые последствия для субъектов хозяйствования, работающих с лжепредпринимательскими структурами

Александр Денисевич, заместитель начальника управления правового обеспечения контрольной деятельности КГК РБ
При поверке лжеструктуры контролирующий орган обязательно проверит все организации, которые осуществляли с ней какие-либо операции
Одним из направлений контрольной деятельности в Республике Беларусь является выявление субъектов хозяйствования, занимающихся лжепредпринимательской деятельностью, так называемых лжеструктур. Сделки с лжеструктурами носят фиктивный (бестоварный) характер. Однако их, как правило, оформляют первичными учетными документами и отражают в учете с целью минимизации налоговых обязательств (для подтверждения объема затрат с последующим уменьшением налогооблагаемой прибыли или уменьшения за счет налоговых вычетов общей суммы НДС).
Контролирующие органы при выявлении таких структур применяют следующую практику:
– устанавливают случаи участия субъектов хозяйствования в операциях с лжепредпринимательскими структурами;
– собирают доказательную базу на предмет наличия либо отсутствия юридической силы у оформленных первичных учетных документов (экспертиза, опрос участников сделки и т.д.).
 
Справочно: факт совершения хозяйственной операции подтверждают первичным учетным документом, имеющим юридическую силу. Его составляет ответственный исполнитель совместно с другими участниками операции (часть первая ст. 9 Закона РБ от 18.10.1994 № 3321-XII "О бухгалтерском учете и отчетности");
 
– при наличии доказательств:
признают самостоятельно (без обращения в суд) первичные учетные документы, которыми оформлены соответствующие взаимоотношения проверяемого субъекта (лжеструктуры), не имеющими юридической силы для целей налогообложения;
доначисляют налоги (сборы) и привлекают организацию (должностных лиц) к административной ответственности.
Первичные документы будут признаны не имеющими юридической силы только при наличии доказательств
В ходе проверки контролирующий орган проверяет первичный учетный документ, которым оформлены соответствующие взаимоотношения проверяемого субъекта и лжеструктуры, на предмет наличия либо отсутствия у него юридической силы. Для этого собираются доказательства:
– опровергающие факт осуществления проверяемым субъектом конкретной хозяйственной операции с данными структурами, связанной, например, с приобретением или реализацией товаров;
– достоверно подтверждающие неучастие лиц, поименованных в первичном учетном документе (например, перевозчик, грузоотправитель), в обороте товара.
Пример
Факт отсутствия финансово-хозяйственных взаимоотношений между ООО "Г" и УП "Д" подтверждался следующими доказательствами:
– показаниями гражданина И., который пояснил, что директором УП "Д" он числился формально и договоров, ТТН и иных финансово-хозяйственных документов от имени УП "Д" не подписывал, никогда никаких ТМЦ не приобретал и не продавал;
– заключением эксперта, согласно которому подписи в графе "Принял получатель УП "Д" выполнены не рукописным способом, а нанесены рельефным клише – факсимиле;
– ответом ИМНС, согласно которому в момент совершения хозяйственных операций с ООО "Г" УП "Д" было включено в спецреестр лжепредпринимательских структур;
– приговором суда, в котором сделаны следующие выводы о деятельности УП "Д": "Поскольку в Уголовном кодексе Республики Беларусь не содержится понятия "лжепредпринимательская структура", есть понятие "лжепредпринимательство", т.е. создание юридического лица без намерения осуществлять уставную деятельность для прикрытия запрещенной деятельности, либо для сокрытия, занижения объектов налогообложения, либо для извлечения иной имущественной выгоды, представленными доказательствами подтверждается, что все указанные в обвинении фирмы (в т.ч. УП "Д") являются лжепредпринимательскими структурами. При этом свидетельством того, что субъект хозяйствования является лжепредпринимательской структурой, могут являться один или одновременно несколько признаков, а именно "формальное учредительство" и "формальные должностные лица", т.е. учредители не располагают сведениями о фактической деятельности организации, не знакомы с должностными лицами – директором, главным бухгалтером; должностные лица – директора, бухгалтеры не могут дать пояснения о характере деятельности организации; фирма не находится по юридическому адресу; отсутствие товарно-материальных ценностей на складах; информация о перевозчиках, пунктах погрузки и разгрузки, указанных в документах, не подтверждается; движение крупных сумм денег по счетам";
– показаниями гражданки С., которая пояснила, что оформляла фиктивные документы от имени УП "Д" для отражения фиктивных сделок с различными субъектами хозяйствования;
– показаниями гражданки В. (главного бухгалтера УО "О"), которая пояснила, что УО "О" не заключало договоров аренды с УП "Д", ТМЦ в зданиях УО "О" УП "Д" не хранило, администрация УП "Д" в здании УО "О" не размещалась;
– показаниями гражданки Л. (учредителя УП "Д"), которая пояснила, что выступила в качестве учредителя УП "Д" по просьбе незнакомых ей лиц и являлась учредителем УП "Д" только формально.
Таким образом, ООО "Г" отразило по бухгалтерскому учету бестоварные хозяйственные операции по реализации товарно-материальных ценностей (строительные материалы в ассортименте) в адрес УП "Д". Обществом были приняты к бухгалтерскому учету первичные учетные документы, не имеющие юридической силы, денежные средства, поступившие от данных сделок на расчетный счет общества, не были отнесены на внереализационные доходы (безвозмездное получение), в связи с чем была необоснованно занижена налоговая база при исчислении налога на прибыль и местных сборов.
 
Последствием принятия проверяемым субъектом к бухгалтерскому учету не имеющего юридической силы первичного учетного документа является доначисление субъекту налогов и сборов, так как такие документы не могут подтверждать, в частности, затраты предприятия по приобретению товаров.
Неисполнение налоговой обязанности влечет применение к налогоплательщику неблагоприятных последствий, предусмотренных налоговым, а не гражданским законодательством
Проверяемые субъекты считают, что действия контролирующих органов по оценке первичных учетных документов являются ничем иным, как оценкой фактических обстоятельств совершения сделки, и не имеют непосредственного отношения к первичному учетному документу. По их мнению, данная оценка должна осуществляться исключительно судом в рамках рассмотрения иска (заявления) о признании сделки недействительной (установлении факта ничтожности сделки), т.е. контролирующие органы обязаны в таких ситуациях обращаться с соответствующим иском (заявлением) в суд. Данная позиция субъектов предпринимательской деятельности является необоснованной.
Как уже указывалось выше, к бухгалтерскому учету должен приниматься не любой первичный учетный документ, а только имеющий юридическую силу и составленный ответственным исполнителем совместно с другими участниками операции. Сделка и хозяйственная операция не являются равнозначными категориями. Например, оформленная товарно-транспортная накладная (товарная накладная) подтверждает факт совершения конкретной хозяйственной операции, а не сделки. Сделка может включать в себя несколько действий (хозяйственных операций), одна часть из которых может быть оформлена с соблюдением требований законодательства, а другая – не соответствовать им. Перечень оснований недействительности сделок установлен Гражданским кодексом РБ (далее – ГК) и не включает такой критерий, как отсутствие юридической силы у первичного учетного документа.
Последствия недействительной сделки определяются гражданским законодательством, регулирующим отношения, основанные на принципах равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности участников гражданского оборота. Недействительность гражданско-правовой сделки влечет для ее сторон, являющихся участниками гражданского оборота, юридически значимые последствия.
Налоговые же отношения строятся на подчинении одной стороны правоотношения (налогоплательщика) другой стороне (государству) и включают в себя обязанность налогоплательщика по уплате налога (сбора, платежа) и право государства в лице контролирующего органа требовать исполнения этой обязанности. Неисполнение (ненадлежащее исполнение) налоговой обязанности влечет применение к налогоплательщику неблагоприятных последствий, предусмотренных налоговым, а не гражданским законодательством, а именно – довзыскание налогов (платежей, сборов).
Таким образом, доначисление налогов и применение последствий ничтожности сделки в рассматриваемой ситуации являются несравнимыми категориями.
Справочно: по такому же пути идет и сложившаяся в Российской Федерации многочисленная судебная практика, которая признает законными решения налоговых органов о привлечении к ответственности налогоплательщиков, вступивших в договорные отношения с фирмами-"однодневками".
Кроме того, в силу гражданского законодательства ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом. Даже если и признать в суде факт ничтожности сделки и применить последствия ее недействительности, субъекты должны будут, как правило, лишь возвратить друг другу все полученное по сделке. Однако применение возврата будет невозможным, поскольку один из контрагентов по такой сделке является несуществующим.
 

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.