Печать
В закладки
Сохранить
Наверх
Вниз

Закону об аудите быть! Останутся ли аудиторы?

Владимир Сузанский, аудитор

Аудиторское сообщество обсуждает проект Закона РБ "Об аудиторской деятельности" (далее – Проект), представленный на официальном сайте Минфина РБ. Хотелось бы высказать некоторые мысли по поводу норм данного документа.

Аудиторские услуги могут оказывать только штатные работники
Аудиторские услуги и (или) связанные с аудиторской деятельностью профессиональные услуги могут оказывать только работники, состоящие в штате аудиторской организации. Такая норма предусмотрена ст. 4 Проекта.
Не совсем понятна логика законодателя по установлению указанного ограничения. Ведь очевидно, что данная норма существенно снижает возможности аудиторских организаций по привлечению необходимых специалистов. Это однозначно приводит к снижению качества оказываемых аудиторских услуг.
Кроме всего прочего, исходя из указанных требований аудиторская организация при сохранении за собой всей полноты ответственности за результаты оказанных услуг не имеет возможности при необходимости привлечь субподрядчиков (аудиторов – индивидуальных предпринимателей, иные аудиторские организации). Невозможность привлечь к оказанию услуг аудиторов по договорам подряда ограничивает их права по выбору форм работы (деятельности), предусмотренных Трудовым и Гражданским кодексами РБ (далее – ТК и ГК соответственно). Указанное ограничение особенно актуально при оказании сопутствующих аудиту и прочих связанных с аудиторской деятельностью профессиональных услуг. По мнению автора, в данном вопросе оказание аудиторских услуг ничем не отличается от иных подобных (юридических, технических и пр.), где рассматриваемых ограничений нет. Поэтому считаем, что данные нормы Проекта вносят излишние требования, которые лишь затрудняют деятельность аудиторских организаций и снижают качество их работы.
Обязательный аудит: что? где? когда?
Аудиторские организации, аудиторы – индивидуальные предприниматели проводят обязательный и инициативный аудит (ст. 5 Проекта).
Обязательный аудит – аудит, обязательность проведения которого установлена Проектом и другими законодательными актами.
Инициативный аудит – аудит, проводимый по инициативе аудируемого лица или других заказчиков аудита.
Ежегодно проводится обязательный аудит достоверности годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности:
– открытых акционерных обществ;
– банков, небанковских кредитно-финансовых организаций;
– бирж;
– коммерческих организаций с иностранными инвестициями;
– страховых организаций, страховых брокеров;
– резидентов Парка высоких технологий;
– организации, осуществляющей гарантированное возмещение банковских вкладов (депозитов) физических лиц;
– профессиональных участников рынка ценных бумаг.
Заметим, что в Проекте не конкретизировано, обязательный аудит достоверности какой годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности проводится: консолидированной, сводной, составленной по национальным или международным стандартам и т.д.
В ст. 1 Проекта раскрыто понятие "аудит достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности" – независимая оценка бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемых лиц, в т.ч. составленной в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности, национальными стандартами или правилами ведения учета и составления отчетности других государств, в целях выражения аудиторского мнения о ее достоверности.
Таким образом, неясным остается вопрос: какая отчетность подлежит обязательному аудиту?
Например, если открытое акционерное общество составило годовую бухгалтерскую отчетность как по национальным стандартам, так и по международным, то какая из них подлежит обязательному аудиту? А может, и та, и другая?
Это один из самых важных вопросов как для аудиторов, так и для аудируемых лиц, и он подлежит конкретизации.
Что за зверь такой "обязательный налоговый аудит"?
В ст. 5 Проекта установлено новое для аудиторов понятие "обязательный налоговый аудит". Так, ежегодно проводится обязательный налоговый аудит организаций, за исключением указанных в части четвертой настоящей статьи, у которых объем выручки от реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) за предыдущий отчетный год составляет более 3 млн. евро в эквиваленте.
Данные новации не могут не вызвать удивление. Ведь на сегодняшний день (и, вероятно, в ближайшей перспективе ничего в этом плане не изменится) функции контроля за правильностью исчисления налогов (кстати, как и соблюдения ряда иных вопросов, регулируемых национальным законодательством) возложены на органы МНС РБ. Значит ли введение обязательного налогового аудита, что проаудированные организации не будут проверять органы МНС РБ? А если организация проверена инспекцией МНС РБ, должны ли ее еще раз проверять аудиторы именно в порядке налогового аудита?
По мнению автора, установление обязательным именно налогового аудита искажает начальный смысл аудита. Ведь для пользователя отчетности важно независимое мнение именно о правильности составленной организацией бухгалтерской (финансовой) отчетности, так как никто иной из контролирующих органов этот вопрос в достаточном для получения уверенности в достоверности такой отчетности проверять не уполномочен. Зачем подменять прямые функции иных контролеров (органы МНС РБ)?
Исключение необходимости обязательного аудита достоверности именно бухгалтерской (финансовой) отчетности и введение вместо него обязательного налогового аудита указывают на тот факт, что законодатель не видит необходимости для пользователя отчетности в ее аудиторском подтверждении для организаций, кроме названных в абз. 4 ст. 5 Проекта. А это говорит о том, что законодатель не видит либо пользователя такой отчетности, либо необходимости в ее составлении для имеющихся пользователей. А это значит, что отчетность для таких организаций не нужна вовсе, так как не имеет смысла. Тогда данный факт (т.е. что такие организации отчетность не составляют) надо предусмотреть в проекте Закона РБ "О бухгалтерском учете и отчетности" , и вопрос снимется сам собой: нет отчетности – нечего аудировать, а значит, нет аудита.
Если же все-таки рассмотреть вопрос установления обязательного аудита, то критерий в 3 млн. евро для целей отнесения к организациям, у которых проводится обязательный налоговый аудит, видится завышенным. Разве иные организации не исчисляют налоги? И разве объем правонарушений иных организаций может иметь меньшую величину? Данный критерий не соответствует ни аналогичному критерию по применению организациями упрощенной системы налогообложения, ни отнесению к субъектам малого предпринимательства (ст. 3 Закона РБ от 01.07.2010 № 148-З "О поддержке малого и среднего предпринимательства"). Предлагаем снизить критерий, например, до 100 000 базовых величин либо, что более логично, вообще снять стоимостной критерий и установить всеобщий обязательный налоговый аудит. Обоснование этому следующее.
Уголовная ответственность наступает, в частности, за уклонение от уплаты сумм налогов, сборов путем сокрытия, умышленного занижения налоговой базы либо путем уклонения от представления налоговой декларации (расчета) или внесения в нее заведомо ложных сведений, повлекшее причинение ущерба в крупном размере (ст. 243 Уголовного кодекса РБ). Крупный размер – это 250 базовых величин, т.е. от 8,75 млн. руб., – сумма по нынешним временам для функционирующей организации абсолютно мизерная. Но если даже за такой проступок может наступить уголовная ответственность, то налоговый аудит здесь как раз и видится обязательным.
А вообще, не следует искажать смысл и придумывать велосипед. Подмена функций и (или) соперничество различных контролеров приведут к возрастанию напряженности и дискредитации как аудиторов, так и органов МНС РБ (иных государственных контролеров). Поэтому необходимо вернуться к пониманию аудита именно как аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности.
Аудит, но не для всех
Обязательный аудит республиканских, коммунальных унитарных предприятий, колхозов (сельскохозяйственных производственных кооперативов) и крестьянских (фермерских) хозяйств не проводят (ст. 5 Проекта).
Исключение из числа организаций РУП и КУП, отчетность которых подлежит обязательному аудиту, означает для стороннего пользователя вывод таких организаций в сектор бизнеса, не подлежащий общественному контролю. Такие действия всегда настораживают пользователей, так как свидетельствуют о резком возрастании рисков различного рода злоупотреблений и искажений (в т.ч. и умышленных). Все это отрицательно скажется на имидже государственного бизнеса и приведет к снижению уровня организации учета и внутреннего контроля таких организаций. Это также означает не что иное, как декларирование позиции, и собственнику таких организаций – государству не важна достоверность отчетности учрежденных организаций, т.е. неинтересна их отчетность вовсе. Таким образом, государство в лице уполномоченных на то органов будет принимать управленческие решения, основываясь на непроверенных и не подтвержденных независимой экспертизой данных. Считаем нецелесообразным исключение из числа аудируемых организаций по признаку формы собственности и ведомственной подчиненности.
Несвоевременной видится и норма о том, что обязательный аудит консолидированной отчетности не проводится у общественно значимых организаций, у которых проведен аудит отчетности, составленной по международным стандартам. Эта норма не имеет смысла до тех пор, пока национальные стандарты бухучета максимально не приблизят к международным. В настоящее время речь идет об отчетности, составленной по существенно иным (по сравнению с национальными) принципам. Кроме того, из Проекта не следует, что консолидированная отчетность вообще подлежит обязательному аудиту. Конечно, это также необходимо уточнять.
Независимость аудитора: объем аудита должен согласовать заказчик?
Договор оказания аудиторских услуг в т.ч. должен включать следующие существенные условия (ст. 6 Проекта):
– расчет объема и стоимости оказываемых аудиторских услуг, сроки и порядок оплаты;
– подходы к определению уровня существенности.
На сегодняшний день требования к объему аудиторских услуг установлены республиканскими и внутрифирменными правилами аудиторской деятельности. В договоре должна быть указана стоимость аудиторских услуг, а не расчет их объема – величина, определяемая именно аудиторской организацией, а не заказчиком. И если стоимость может служить предметом торга между заказчиком и аудиторской организацией, то объем аудита – ни в коем случае. Иначе со стороны заказчика это означает ограничение объема аудита, что ставит под вопрос независимость аудитора. За объем аудита и в итоге за его качество ответственность несет только аудитор, но никак не заказчик, поэтому данная величина не может быть предметом договора. Абсолютно аналогичные доводы можно привести и по поводу подходов к определению уровня существенности: заказчик может быть ознакомлен с порядком установления (определения) уровня существенности в аудиторской организации, но это не может служить условием договора.
Либо в фирме, либо как предприниматель
Аудитор имеет право осуществлять аудиторскую деятельность в качестве работника аудиторской организации или в качестве аудитора – индивидуального предпринимателя (ст. 9 Проекта).
Данная норма ограничивает права как аудиторских организаций по привлечению необходимых (в ряде случаев узких) специалистов, так и работников – аудиторов по выбору форм работы, предусмотренных ТК и ГК. Считаем ее необоснованной и предлагаем предоставить право выбора осуществления аудиторской деятельности лицом, имеющим квалификационный аттестат аудитора, в качестве работника аудиторской организации и (или) в качестве аудитора – индивидуального предпринимателя.
Необходимый минимум численности повышается
Установление в ст. 10 Проекта минимальной численности аудиторов в аудиторской организации в 5 человек видится преждевременной нормой, не соответствующей уровню развития аудита в Республике Беларусь в современных условиях. При этом величина численности работников прямо не влияет на качество оказываемых аудиторских услуг (качество зависит от иных факторов). Почему бы не сохранить этот показатель на уровне нынешних 3 человек либо вообще не снизить его до 1 человека, как это практикуется в ряде зарубежных стран?
Требование, содержащееся в ст. 11 Проекта, для проведения обязательного аудита по национальным стандартам общественно значимых организаций о наличии в штате работника, имеющего документ международно признанных бухгалтерских и аудиторских ассоциаций и организаций, не привязано к сути оказываемой услуги. Каждая развивающаяся аудиторская организация заинтересована в повышении квалификации сотрудников, однако прямая связь между аудитом по национальным стандартам и обязанностью международной сертификации отсутствует. Кроме того, непонятно, что имеется в виду под дипломами (сертификатами) международно признанных бухгалтерских и аудиторских ассоциаций и организаций, являющихся некоммерческими организациями, подтверждающими знания МСФО. Данная норма, по мнению автора, ограничит конкуренцию без каких-либо иных реальных положительных последствий.
За активное участие аудиторов в обсуждении норм Проекта
Если аудиторы хотят получить реально работающий и способствующий развитию аудита в Беларуси документ, всему аудиторскому сообществу необходимо принять неформальное участие в обсуждении норм Проекта, включившись в диалог с законодателями.
 

You can highlight and get a piece of text that will get a unique link in your browser.